Почему меня критикуют?

Чевой-то они так злобно? Чевой-то я им наделала?

 

Мчатся бесы, вьются бесы,

Невидимкою луна освещает серуна…

 

Хотя у меня остаточно остаётся некое сомнение, в положении автора, делающего первые шаги все средства хороши, и просто мы не знаем, которое из них может помочь…

Спасибо, Natalie, что вы хорошую мне подбросили тему: http://samlib.ru/…….shtml. И за это я вам очень благодарен. И ещё большее спасибо за краеугольный вопросец словесной жизни и смерти гласа: «Почему они так злобно гавкают? Что я им исделала?»

«Расстреляй и компания» я заметил с полгода назад, когда сёрфил по нашему «гарачо» любимому Самиздату; но я не придал им никакого значения, приняв просто за странных людей, — а странных людей на Самиздате львиное большинство – принял за людей, достаточно маниакально одержимых повторением: 2х2=4, Волга впадает в Каспийское море, лошади питаются овсом и т.п. трюизмов, коих и сам я иногда шибкий любитель ентих безошибок: от тайги до британских морей Красная Армия всех сильнее…

Но когда вы, состоявшийся автор, с недюжинным дарованием, указали мне на них снова всерьёз и надолго, я понял, что вопрос – есть, поэтому, отложив дела международные, посетил их страничку, (точнее уже целую туеву хучу страниц), не вскользь и увидел, что, во-первых, у них таперича типа «фонтана» посещаемости бьёт в смысле взлёта популярности, во-вторых, всё-таки это не феномен нашей словесности, по моему глубочайшему убеждению…

…это явление ни к литературной критике, ни тем более к литературоведению, оно никакого отношения не имеет. Но зато оно имеет дело к менталитету нашего общества в начале 21 века. Я думаю, что это — достаточно новый и тем интересный социокультурный феномен.

Его источником, на мой взгляд, является то печальное обстоятельство, что гэ-конвейер Либераста, Эскимо, Ёпл-классик и прочь. мало того, что опустил нашу словесность ниже плинтуса, но и полностью уничтожил литературную критику как таковую…

Когда на Московской Международной Книжной Ярмарке, что на ВДНХа, в прошлом 2015 году круглый стол проводили представители так называемых книжных сайтов-навигаторов, я после окончания подошёл к одной из этих молодых дамочек, и сказал, типа вот у меня есть повесть, я хочу довести её до большего количества читателей, что вы мне порекомендуете… Она оборвала меня и сказала по-спартански лаконично:

— От ста тысяч рублей…

Я был ошарашен. Их не интересует ни — кто я такой, ни — сама повесть… Плати деньги, и они готовы… Всегда готовы. Она поняла по моей реакции по-своему, что это для меня – не деньги… — по причине их отсутствия, и повернулась ко мне спиной. «Здрасьте» было, а вот «до свиданья» – не прозвучало. Поэтому разговор наш продолжается… Этакий внутренний диалог… Виртуальная реальность…

Мчатся бесы, вьются бесы,

Невидимкою луна освещает серуна…

 

Разговор книгопродавца с поэтессой, блин! Только я – не поэтесса, и рифмой не дружу…

Теперь представьте себе моё удивление, когда в середине рейтинга Плювинтернета, Хотдога и протчего е-мыла я вдруг обнаружил сайт девочки, которая размещала просто свои отзывы, они напоминали школьные мини-сочинения по макси-литературе и не имели никаких изысков и фенечек: девочка просто прочитала Голсуорси и просто написала свои впечатления, прочитала «50 оттенков серости и пошлости» и – написала что думает по этому поводу, иногда кратко, иногда пространно, но всякий раз искренне, безо всяких претензий…

И как говорится в том всемирно известном анекдоте Михаила Кольцова, народ валом пёрся на ейный сайт… И хотя он УЖЕ ГОД КАК НЕ ОБНОВЛЯЛСЯ, но он по посещаемости этот сайт о прочитанных книгах всё равно стоял в середине рейтинга… то есть посещаемость и частота обновления, может быть, и связаны, но только опосредовано — в каком-то конечном счёте…

Меня этот сайт школьницы привлек в первую очередь как доказательство, ещё одно доказательство, что критически не хватает литературно-художественной честной и искренней критики, катастрофически не хватает литературоведения, нацеленного на современный литературно-исторический процесс во всём его многообразии и широте…

А почему не хватает?

Вы у меня спросите, я вам отвечу — потому что на всех этих книжкиных навигаторах все 100% аннотаций лживы, и не дают никакого представления о книгах… читаешь рецензию, потом открываешь книгу – и приходишь к однозначному выводу: рецензии читать нельзя, аннотации тоже… Критические статьи – тоже, потому что это фальшь и обман, это даром потерянное время…Поэтому их никто не стал читать, перестали читать, знают, что всё равно обманут, чтобы втюхать гавно. И если где-то существует настоящая непродажная литературная критика, то где-то на обочине гавно-конвейера, устроенного монстрами Либерастом, Эскимо, Ёпл-классик и т.п. из нашей словесности. И одной из причин успеха сайта, о котором я вам только что написал вам, было, наверное, и то, что девушка делилась искренне от души своим мнением, а не на деньги издательств с последующей гипер-трипер-ссылкой. Люди почувствовали эту искренность и потянулись к настоящим рецензиям… Может, неправильным, но откровенным мнениям…

Ну а теперь вернёмся к нашим баранам и барабанам.

А поскольку настоящей беспристрастной и объективной литературной критики нет и – смелее Пётр Казимирович – не предвидится, то появляются – красный угол пустым не бывает! – суррогаты, заменители. И на этом фоне «Обругай и компания» являются весьма показательным трендом. Хотя всего лишь полгода назад по своей посещаемости они не были столь популярны как сейчас… Но это явление таковское: я помню несколько лет назад, если не ошибаюсь , был жутко популярен «вампирятник» – но сейчас… Сами понимаете: где эти миллионики? Где прошлогодний снег? Элиза, свет моих очей…

И обращаясь к дальнейшей характеристики этого социокультурного феномена типа Распекай и К, я хочу обратить на самую главную характеристику, которая очень неприятна для меня.

Спору нет, я сам иногда прохожусь по пресловутым «50 оттенкам», но чаще всего применяя выражение «50 оттенков серости и пошлости» именно ко всему гэ-конвейеру, устроенному Либерастом и Эскимо из нашей словесности. Однако, понимаете, мне сейчас трудно это выразить – я сейчас первый раз с вашей любезной подачи обращаюсь к анализу этого явления…

Я сравнил бы то, что делают на протяжении нескольких лет «Раздирай и К» с тем, как в глухих деревнях, полустанках, а то и Райцентрах любят издеваться над больными людьми, разного рода слабоумными и т.п. В бытность свою лаборантом школы №6, я как-то ушел с работы пораньше, перебежал тупик имени Ленина, и увидел, как толпа мальцов и девчонок преследуют сухонького, дрожащего старичка:

— Молоток! Молоток! – кричали они ему в спину со смехом и радостью. Он дергался иногда на ходу нагибался, поднимал с земли какие-то камешки и что-то бормоча кидал в преследователей…

— А ну прекратите! – гаркнул я на них. Они остановились, тяжело дыша… Они по мне вспыхнувшему, я только вернулся из армии, служил в стройбате, они поняли, что я могу и сопатку разбить и, подлые и трусливые, бросились в рассыпную…

Понимаете, Наталия, мы же не в детском садике Петушки, штаны на лямках; мы прекрасно понимаем уровень 50 оттенков, мы понимаем, что это такое и за счёт чего оно возникло… Мы все прекрасно понимаем, что 2х2=4 и я думаю, что нет абсолютно никакой необходимости с таким и деталями и подробностями повторять и рассусоливать то, что всем прекрасно известно… Причём известно и самим читателям пресловутых 50 оттенков… Что не мешает им продолжать читать. И никогда не помешает.

Лежачего не бьют, в конце концов!

Кстати, на той же ММКВЯ-2015 выступала Наталья Ж-ова, и мудератор, то ись ведущий, попался из таких, что называется «отдыхал рядом с филологией» и начал ей задавать про Жуковского «Светлану», русский романтизм начала 19-го века… А Наташа честно сказала перед этим, что она – юрист…

— Но это же – чтиво! – крикнула она в сердцах, когда мудератор её окончательно достал своей ерундицией… Я мысленно проаплодировал ей.

Ну даже если тебе пришла такая охота – махать кулаками и инвективами, язык сильно чешется, то – ради Бога! — высмеивай убожество Дрянцовой, пустоту Руйобиной, унылое однообразие Мандининой и прочих величайших сказочниц, созданных величайшим гавно-конвейером в мире… И я первый бы аплодировал им, и кричал: Молодцы! Так держать!

Так нет же! Надо обязательно бить лежачих! Тех, кто в отличие от Либераста, Эскимо, Ёпл-классик и таких же других, — не имеют денег, не имеют юристов, не могут подать иск о защите чести и достоинства, — не могут, в конце концов, просто позвонить Максиму Мошкову и приказать: «Сними с аккаунта этого — .-.=.-. — Петра Мракобеса!» Как не раз снимали мои заметки…

Но «Расстегай и К» судя по всему подлые и трусливые, боятся поднять руку и словом обидеть монстров Либераст, Эскимо, Ёпл-классик и таких же других, понимая, что — не плюй в колодец, милый мой: они предпочитают издеваться и высмеивать слабых и беспомощных…

Теперь опять же насчёт бездарных, беспомощных, а то и откровенно психически неполноценных писаний, публикуемых в интернете, в частности на том же Самиздате. Впрочем, таковые сочинения были и когда интернета не было: процентов, наверное, 90 и советской литературы была не Бог весть что… единственно, что не столь откровенно безграмотно… Но это была заслуга корректоров и редакторов, а не их авторов!

Ну что?! Ведь в том же Золотом Веке нашей словесности по крайней мере позиция литературной критики, и тем более литературоведения была достаточно благородной: их просто не замечали. Понимали, что некогда Николай Васильевич Гоголь был где-то прав:

— Не любо – не слушай, а врать не мешай!

Я пишу отклики на интересную прозу в личку авторам, и кое-кто отвечает и одна автор написала буквально следующее — .-.=.-. —

И я написал ей : «». И ни чуточки не покривил душой. Да у ней плохо написано, да абсолютно безграмотно, но есть какая-то нотка… Просто если я считаю, что плохо написано, я не читаю дальше просто… У меня не возникает желания, высмеивать и издеваться, даже если там чересчур плохо написано.

И я не думаю, что какая-то критика, а тем более такая глумливая и блудливая как Расстегай и Ко, заставит их писать по-другому…

Ну может, не выдержав надсмешек, наймет бета-ридера и текст будет пограмотнее, или чуть поосмысленней, сюжет попонятнее, – но это чуть-чуть не сделает её талнатливее… процитирую самого себя любимого — .-.=.-. — Ничего не поделаешь, если нет таланта; его ничем не заменишь…

Но уж если талант есть, то это как крест и всегда крайне тяжёлый, и нести его приходится до конца дней и ночей своих…

А уже если гений достался, то это вообще полный пипец; гений разрушает творческую личность до её логического конца… Спаси и сохрани, Господь!

 

Хотя и бездарно, и неправильно, но они пишут – как дышут!

Спасают себя!

От одиночества, от горя и боли, стараются сделать свою жизнь осмысленной…

А может и не только себя?

Спасают свою душу живу…

И только идиот со справкой (или капо, садист, фашист, Верный Руслан?!) не понимает этого обстоятельства. Или прекрасно всё понимает, но решил довольно расчётливо воспользоваться ситуацией беспомощности. За всем этим чувствуется попытка заткнуть им рот, но опять же – это невозможно. Пока – невозможно! И слава Богу!

Понимаете, мы ведь все вышли из Шинели, как там:

» — .-.=.-. — «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?» — .-.=.-. — »

И Гуттаперчевый Мальчик = Григоровича, и Люцерн = Толстого, и Сон = Достоевского, и Иона = Чехова… И много-много других…

И этого своего первородства я не собираюсь никому отдавать…

Понятно, что Железный век серьёзно поменял морально-нравственные ориентиры …

Я этот феномен пока понимаю только так: у общества есть глубинная потребность в литературной критике, в некоем хотя бы первичном осмыслении проблем литературно-исторического процесса, но они вынуждены удовлетворяться «Расстреляем и К», потому что на безрыбье, как говорится, и рак – рыбка.

Вот с таким раком мы и имеем дело! А может быть и с раковой опухолью…

Точнее это оборотная сторона гавно-конвейера монополистов Либераста и Эскимо. «Сила подлости господ в безграничной подлости их рабов». Не помню точно, кто сказал то ли Торо, то ли Эмерсон, а может быть, и Вольтер но, видимо, в нашем случае так оно и есть…

Возможно, я ошибаюсь… Но то, что они делают, эти Раздолбай и К, мне лично очень и очень неприятно… Не делом они занялись.

Хотя, Бог им – судья!

Впрочем, довольно о грустном. Хотя ещё раз благодарю за то, что вы обратили моё внимание на этот взбрыкнувший до небес гейзер и фонтан…

И надо поблагодарить Господа Бога нашего, что пока ещё только гавкают и рычат… Пока не кусают и не рвут в куски.

Не делают это потому, что не дана ещё команда сверху : «Фас!»

Сколь долго продержится это неустойчивое положение, не могу знать.

Пока ещё горит свеча!

Но Дующий и Тушащий свечечки уже набирает воздуха в свои говённые лёгкие…

С уважением, Петр Казимирович.

Habeant fata sua libelli…