Vivos voco:…

Vivos voco, mortuos plango, fulgura frango
(Зову живых, оплакиваю мертвых, порождаю гром.)
Это эпиграф к стихотворению Фридриха Шиллера «Песня о колоколе», воспроизводящий надпись на колоколах католических храмов.
А. И. Герцен и Н. П. Огарев взяли начало этого выражения эпиграфом к газете » Колокол», издававшейся в вольной русской типографии в Лондоне.

Начали мы с соавтором писать в ноябре 2016, за полтора года пройден немалый путь, и в целом я оцениваю его очень положительно.

Первые выводы:

  • Первое 100%-ное заблуждение «Работа делится пополам – на вас ложится в два раза меньше нагрузки, чем если бы вы писали в одиночку.» Здесь правильно пишут реальные соавторы Тэрри Россио и Тэд Эллиотт: «Легче писать вам не будет. Несмотря на то, что вы работаете с соавтором, вам все равно придется делать 100 % работы. Не думайте, что если вы найдете партнера, который отлично пишет экшн, вам больше не придется работать над этими сценами. Вам постоянно придется вместе придумывать решения возникающим проблемам, делать персонажей понятнее, диалог — ярче, историю — интереснее. Писать сценарий в соавторстве не легче, но результат может действительно быть лучше.»(афоризм взят с сайта Лайфхак, но он есть ещё на некоторых сайтах)
  • Второе повальное заблуждение: «Соавторство делает работу не только легче, но и быстрее.» Быстроты может и не быть, на самом деле, тем более если соавторы далековаты по творческим навыкам может быть и замедление… впрочем. Быстрота может возникнуть, если оба соавтора нацелены , во-первых, на коммерческую составляющую творчества… , во-вторых, не обращают внимание на качество текста… Хотя вообще-то коммерческое соавторство — это особь статья, поскольку оно во многом приближается к «литературному рабству»…
  • То, что качество текста вырастет — это однозначно… Примеры, когда я или мой соавтор не просто обнаруживали логические ляпы, неувязки, но находили и просто вкравшуюся невзначай фальшивую ноту друг у друга — я могу приводить пачками… В результате общий текст выглядит на порядок выше, чем единоличный… Даже если он — всего лишь черновик…
  • Есть и некий личный психологический аспект коллективного труда: каждый из соавторов старается проявить себя с лучшей стороны перед другим и написать так, чтобы было эффектно…
  • Общий текст шире, полноводнее, потому что каждый добавляет своё, а оно чаще всего не совпадает… И если бы я писал сам было бы гораздо уже и монотонней…
  • Соавторство мужчины и женщины вполне возможно, и в результате повышается общий уровень — это факт; и ничего страшного в этом нет — хотя были серьёзные опасения, что «любовь», «сцены секса» всякая там эротика станут камнем преткновения — не подтвердилось. Но — разумеется! — начинать соавторство с какого-то супер-интимного текста не стоит… сначала надо всё-таки потренироваться на кошечках… Фарфоровых, разумеется… или на Венере Милосской, той самой, у которой плоский зад…
  • Есть, точнее должна быть некая доминанта — понимание понимания, то есть понимание в квадрате… На поверхности это ощущение как выглядит как то, что поправки соавтора не должны тебя раздражать или коробить… если такие эмоции возникают, то лучше не травмироваться свою чувствительную и впечатлительную душу и писать в гордом одиночестве.
  • Один из соавторов должен быть ведущий, а другой — ведомый; это обязательно и неукоснительно. Причём на протяжении всего теста эти роли меняться не могут… ведущий пишет, ведомый дописывает… причём дописывает, не значит переписывает, точнее не только переписывает, но и дополняет сценами, внутренними монологами… И это как раз не в плане развития сюжета… И это не значит что ведущий подавляет ведомого, он его просто тянет вперёд…
  • Один из соавторов всегда будет писать больше, другой — меньше; иногда значительно меньше… Но это меньше должно быть весомым, и у соавтора, пишущего больше, иногда значительно больше, должно быть понимание, что без этого «меньше» текст будет значительно хуже или вообще не состоится как текст…
  • Очень важный внутренний момент в соавторстве, не видимый, кстати, снаружи, но быстро проявивший себя в нашем соавторстве -это подстраховка; бывает, что какая-то сцена, описание и т.п. не получается, или получается плохо, слабо и т.п. практика показывает, что как правило соавтор решает эти проблемы как семочки щелкает, и если у одно образно говоря «затыка», то другой обязательно снимет эту затыку, а то и превратит в выстрел… Как верно подметили Тэрри Россио и Тэд Эллиотт: «Ваш соавтор — это страховочный трос, которым пользуются альпинисты, пожарные, водолазы и т.п.» Сказано, конечно, по форме грубовато и примитивно, но абсолютно верно по сути.
  • На вопрос: близость творческих манер или дополнительность, я решительно выступаю на стороне дополнительности — в самом деле если я могу написать то же самое и примерно также, зачем мне соавтор? Но если я вижу такие соавторские добавки и прибавки, которые мне и в самом жутком кошмаре не приснятся — то мы на верном пути, даже если я не очень согласен с ними, с этими поправками…
  • Много в соавторстве неформулируемого, невыразимого в слове… Например, в какой-то момент возникло ощущение, что соавторы должны чувствовать, именно чувствовать эмоционально произведение, и это чувство должно быть одинаковым; отсюда получается что собственно произведение и текст его — это разное; это как тело и душа… понятно, что каждый по-своему, со своей стороны, но произведение должно быть единым, а текст? Текст может быть разным — ближе к произведению, или дальше, точнее или мутнее и т.п. а произведение должно быть единым… Особенно наглядно это проявляется в спорах; если они усугубляются и разрастаются, значит у соавторов в уме не одно и то же произведение, а два – у каждого своё. И разных.
  • Еще интересный вопрос: по плану или по вдохновению. Я пишу по плану, то есть сначала выкладываю для себя примерный порядок главок, а потом начинаю их оформлять, мой соавтор пишет по вдохновению, куда кривая выведет… казалось бы, небо и земля! Ан нет: соавторство состоялось. Другое дело, что план у нас был самый общий, но мы знали, точнее задали для себя основные пункты, а всё остальное — спасибо вдохновению и Музе\Музу…
  • Надо ли хвалить друг друга? Когда вы первый раз пишите в соавторстве, надо прописывать либо в отдельных письмах, либо непосредственно в тексте, что понравилось, (что — нет)…про то, что не понравилось, как раз можно и не прописывать… Это не столько стимулирование, сколько притирка диапазонов, надо уточнение приоритетов друг друга — что кому нравится — это надо знать с закрытыми глазами… Когда пишите второй, третий и так далее совместный текст: похвалы — это уже лишняя работа: и ежу понятно, что если я не вычеркнул, значит хорошо, а если вычеркнул — значит не понравилось…
  • О задачах, проблемах, ставимых целях писать надо честно и прямо — безо всякого на то стеснения; любая попытка слукавить, использовать соавтора, как говорится, «втёмную » обернётся потерей времени, а то и в конечном счёте потерей соавтора; единственное но = о проблемах, возникающих там и сям, надо писать друг другу без лишних эмоций, без никому не нужной грубости; понятно, что творческий процесс потому и творческий, что до предела переполнен эмоциями; я использую для этих целей оттяжку — обычно пишу письмо соавтору, но отправляю его только на следующий день после того, как оно написано… Ночь переспишь, и вдруг заметишь то, что не замечал в горячке…
  • Ещё одна неправильная тактика: подгонять соавтора (или говоря на новомодном слэнге — «давать пинка») — у каждого свой темп работы, но тот, кто пишет быстрее, должен ждать — иначе ничего не получится
  • Какой должна быть технология взаимодействия? Ответ на этот вопрос ищется сугубо опытным, иногда экспериментальным путём… В этом спешить не стоит, более того вполне возможно, что надо попробовать все способы. Первый: сюжет разбивается на главы, главы соавторы распределяют между собой, каждый пишет свои отдельно… Ещё один: события в произведения определяются заранее, затем каждый из соавторов выбирает своих героев и героинь и пишет от их лица , например, глава от лица героя, затем — от лица героини, затем и т.п. мы как-то стихийно и интуитивно стали писать методом пинг-понга: один написал пролог и отправил соавтору, который поправил пролог, написал первую главу и отправил обратно, первый поправил первую главу и написал вторую и так далее идёт движение по сюжету. Есть ещё целый ряд технологий…
  • Но общий вывод неутешителен: можешь писать без соавтора, пиши без него и не рыпайся…Соавтору надо требовать прежде всего от самого себя трезвости; тот, кто ищет первое… пятое… десятое… и так далее до бесконечности, тот никогда ничего не найдёт; просто есть союзообразующие требования, и всё — остальное, которое надо признать мелочью и не обращать на них никакого внимания, хотя бы они проявлялись в работе снова и снова. Союзообразующие требования это очень и очень индивидуально, но если они совпадают, то надо пробовать… пробовать хотя бы, потому что в условиях нынешнего историко-литературного процесса автору одному выжить очень и очень трудно. Да и практически невозможно.

Соавторство – это дитё ХХ века, да и то больше конца, чем начала. В нашей классике Х!Х века всего лишь один пример и то весьма и весьма специфический – Козьма Прутков… Но и в ХХ веке соавторство это всё ещё примета не основных, а второстепенных течений: детектива (Вайнеры первые), научной фантастики (Стругацкие первые) и т.п. На Западе навскидку: Анн и Серж Голон, Буало-Нарсежак, Пёр Валё и Марк Шеваль, и т.д. Близость к масс-культу. Последнее десятилетие ХХ века у нас отмечено появлением гавно-бригад коммунистического труда (Марина Серова= более тысяча опубликованных романов и повестей и т.п.). если тенденция будет продолжена, то соавторство может стать нормой. Как становится нормой литературного бытия – фанфикшен…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *